Новости

Минарктики РС (Я) и Арктический научно-исследовательский центр договорились о сотрудничестве

В рамках Дней Арктики в Республике Саха (Якутия), 19 марта было подписано соглашение о сотрудничестве между Министерством Арктики и делам народов Севера и Арктическим научно-исследовательским центром Академии наук РС (Я).

Стороны, отметив приоритетную роль науки в развитии, договорились о сотрудничестве, направленном на создание благоприятных условий для жизни и деятельности в Арктической зоне республики.

Соглашение предусматривает проведение научных исследований, научно-методическое обеспечение проектов, планируемых к реализации и реализуемых в Арктике, экспертизу программ и проектов научно-технического и технологического развития, совместную организацию мероприятий научного характера и другие направления деятельности в целях комплексного развития Арктической зоны Республики Саха (Якутия).

Документ был подписан в рамках обсуждения проекта Стратегии социально-экономического развития Арктической зоны Республики Саха (Якутия) на период до 2030 года. Завершая церемонию подписания Соглашения, министр по развитию Арктики и делам народов Севера РС (Я) Александр Саввинов и директор АНИЦ АН РС (Я) Юрий Шипицын сошлись во мнении, что без науки и научных исследований изучение, освоение и развитие Арктики невозможно.

 

Арктический научно-исследовательский центр АН РС (Я) принял участие в выставке «Арктика — территория инноваций»

19 марта 2019 года в ТЦ «Кружало» Министерство по развитию Арктики и делам народов Севера РС (Я) совместно с Торгово-промышленно палатой РС (Я) в рамках Дней Арктики в Якутии организовали выставку «Арктика — территория инноваций».

 

Арктический научно-исследовательский центр представил информацию об основных направлениях деятельности АНИЦ и тех услугах, которые могут предоставить его специалисты. Наибольший интерес посетителей выставки вызвали образцы экспозиции Музея арктической археологии им. С.А. Федосеевой, входящего в состав АНИЦ. Руководитель музея Николай Кирьянов подробно рассказал интересовавшимся о представленных экспонатах и пригласил всех желающих более обстоятельно ознакомиться с коллекцией, посетив экспозицию музея на ул. Петровского, д. 1.

Министр по развитию Арктики и делам народов Севера РС (Я) Александр Саввинов отметил: «Участники выставки представили новейшие разработки и проекты, специализированные для использования арктических условиях. Среди них спутниковый мониторинг и авиаучет диких северных оленей, собственное производство специализированной бытовой химии, научные работы по изучению и сохранению биоразнообразия Арктики, различные виды этнических изделий и многое другое».

«ИЗУЧАЕМ АРКТИЧЕСКУЮ АРХЕОЛОГИЮ!»

…Древний огромный мамонт, орудия и утварь стародавних времён, макеты уникальных погребений и раскопок, реликты с многовековой, а то и тысячелетней историей — все это и множество других интересных экспонатов сегодня бережно хранится в Музее арктической археологии им. С.А. Федосеевой Арктического научно-исследовательского центра Академии наук Якутии. Юридически, как самостоятельная структура, он появился недавно, но в реальности имеет большую и интересную историю.

О дне сегодняшнем и планах на будущее музея рассказал в интервью газете «Якутск вечерний» его руководитель, археолог Николай КИРЬЯНОВ.

— И наш музей арктической археологии, и Арктический научно-исследовательский центр (АНИЦ) Академии наук республики, частью которого мы являемся, действительно юридически новые организации. Однако созданы они на фундаментальной базе такого авторитетного научного археологического учреждения, как Центр  арктической археологии и палеоэкологии человека, в котором трудились и работали выдающиеся археологи Якутии, доктора исторических наук, академики Светлана Александровна Федосеева и Юрий Алексеевич Мочанов. То есть, по своей сути, новый музей – это та же самая научная организация, в которой я работал ещё с 2005-й по 2010-й годы в качестве младшего научного сотрудника. Поэтому лично для меня здесь никаких принципиальных изменений не произошло.

Сегодня центр расширился за счёт включения новых отделов, которые занимаются социально-трудовыми отношениями и экологией, и в то же время сохранил всю археологическую базу, накопленную с 1960-х гг. Просто ему сейчас присвоено новое название. В связи с тем, что известный археолог России и почетный гражданин Якутии, основатель центра Светлана Федосеева умерла в 2017 году, нами было решено присвоить музею её имя.  

МУЗЕЙ – ОТДЕЛ АРКТИЧЕСКОГО ЦЕНТРА

— Археологическое сообщество в республике небольшое, мы все друг друга знаем, поэтому я совсем не новое лицо. Пригласили меня на должность руководителя музея ещё в конце 2018 года, но, чтобы принять окончательное решение, мне понадобилось какое-то время, и «дозрел» я сравнительно недавно. Пока с момента назначения прошло буквально 2,5 недели. Сейчас главным образом работа идёт по организации документов, устава, положения и других нормативных документов, потому что Арктический научно-исследовательский центр по факту только с этого года приступает к своей активной работе. До этого было реорганизации, и поэтому настоящая работа сейчас только начинается.

Какие задачи музей будет решать в первую очередь?

— Прежде всего это, конечно, возобновление полевых археологических исследований и активизация научных работ. У якутской науки здесь есть определенная фора, потому что Мочанов и Федосеева за 60 лет своей научной и трудовой деятельности совершили огромный задел. Благодаря им, в фондохранилищах АНИЦ накоплен большой материал, и уже есть монографии, его использующие, на которые можно опираться. Моя задача не делать что-то с нуля, а для начала просто возобновить то, что сделали Юрий Алексеевич и Светлана Александровна за прошедшие годы, по тем направлениям исследований, которые они задали.

— Какие уникальные артефакты хранятся в вашем музее?

— В нашем музее хранится все накопленные за 60 лет уникальные коллекции  Вилюйской и Приленской археологических экспедиций, материалы опорных памятников всех приленских культур: кварцитовые артефакты Диринг-Юряха, бифасы – двусторонне обработанные каменные ножи и скребла Мунгхарымы с Вилюя, полулунные ножи дюктайской культуры верхнего палеолита, массивные топоры с ушками сумнагинцев, керамика, обнаруженная у с. Белькачи на Алдане: весь комплекс неолитических культур Якутии, коленчатый нож с Усть-Миля эпохи бронзы, материалы культурных комплексов раннего железного века. Одним словом, вся древняя история Якутии от палеолита до нашей эры. Архив Приленской археологической экспедиции насчитывает десятки и сотни фотоматериалов, планов, рукописей. Неисчислимое культурное – духовное и материальное – наследие наших предков. Истоки, откуда черпают знания и силы всё современное население нашей республики.

— Николай, но ведь вы специалист в первую очередь по Средневековью, а специфика музея такова, что он прежде всего занимается проблемами наиболее древних этапов развития Якутии – каменным веком.

— Да, последние восемь лет в университете вплотную занимался эпохой Средневековья. Но моя «переквалификация» в каменщика проходит безболезненно, потому что до университета я трудился в этом направлении. Моя выпускная дипломная работа как раз посвящена каменным изделиям – клиновидным нуклеусам – палеолита Северной Азии. А вообще, археолог в Якутии, как правило, занимается всеми этапами древней истории, просто кто-то занимается отдельным периодом или регионом чуть больше или чаще в силу тех научных задач, которые стоят перед исследователем. Так что я в курсе всех важных событий и изменений в археологии каменного века и работать дальше по этому профилю будет достаточно комфортно.

ЭТО – НАУЧНЫЙ МУЗЕЙ!

— Всё это, конечно, замечательно! Но будет ли музей арктической археологии работать, как собственно музей? Можно ли будет сюда приходить на экскурсии горожанам и гостям Якутска?

— Мы как раз сейчас над этим работаем. Но напомню, что есть музеи в статусе юридического лица, как, к примеру, Музей имени Ярославского или Национальный художественный музей, в уставах которых прямо записано, что они должны активно пропагандировать исторические знания, проводить экскурсии и, вообще, вести большую просветительскую и популяризаторскую работу. Наш же музей является ведомственным. Он первоначально создавался как научный музей-лаборатория, куда должны приходить различные специалисты и работать с археологическими материалами, то есть наше заведение все-таки больше научное, нежели образовательно-просветительское. Но понятно, что музей в любом случае остаётся музеем и нам нужно приглашать сюда не только учёных и исследователей, но и школьников, студентов и всех заинтересованных людей. В этом плане он всегда открыт для таких посещений, но пока работаем в формате предварительной договорённости. Можно позвонить в любое удобное рабочее время в наш музей и сделать заявку на посещение. Пока у нас, к сожалению, нет штатного экскурсовода, но когда он появится, активность посещения, конечно, будет только возрастать. Сейчас вплотную решаем, как нам выстроить работу, потому что летом мы все уезжаем на полевые археологические работы в улусы республики. В принципе у нас перед глазами есть хороший практически опыт работы Музея археологии и этнографии СВФУ, который тоже юридически ведомственный, но работает и для посещений.

Как известно, в этом году академической археологии России исполняется 100 лет. Пользуясь случаем, от души поздравляю коллег-археологов с этой замечательной датой!

КСТАТИ

Для предварительной записи на посещение музея арктической археологии Арктического научно-исследовательского центра Академии наук Якутии, сообщаем номер его телефона: 35-61-87.

 

Алексей ЕВСТАФЬЕВ

Фото автора и из архива Николая КИРЬЯНОВА

Новый способ оценки почв поможет в рекультивации земель

4 февраля группа ученых – Альбина Данилова, Яна Легостаева, Наталья Сивцева и Алексей Петров – получили патент РФ на изобретение № 2678876 «Способ оценки устойчивости сапротрофного микробного сообщества почвы методом мультисубстратного теста».

Как пояснила один из авторов патента, кандидат биологических наук, руководитель Отдела экологии и охраны окружающей среды Арктического научно-исследовательского центра АН РС(Я) Наталья Сивцева, изобретение относится к экологии, сельскому хозяйству, а именно – оценке устойчивости функционирования микробной системы почвы. По ее словам, это является одним из важных условий ее восстановления после техногенного воздействия при промышленном освоении территорий.

Способ предусматривает внесение в образец почвы измельченной соломы злаков и, после инкубации в течение 12-14 дней, определение ее функционального спектра микробного сообщества методом мультисубстратного теста, чтобы вычислить показатель устойчивости микробного сообщества.

По мнению экспертов, изобретенный способ получился достаточно эффективным, как при аграрном использовании, так и при рекультивации промышленных полигонов. Его эффективность заключается в уменьшении необходимой аналитической работы, а также в простоте осуществления, не требующей применения дорогостоящих реактивов и оборудования.

В Арктическом научно-исследовательском центре АН РС(Я) отмечают, что разработанный учеными способ оцени почв востребован в реальном секторе экономики.

Пресс-служба АНИЦ АН РС (Я).

 

 

 

 

 

 

 

 

На фото – промышленный полигон до и после рекультивации.

Понять прошлое, чтобы жить в будущем

Не так давно произошло одно значимое событие для Якутии – в Арктическом научно-исследовательском центре Академии наук Республики Саха (Якутия), правопреемнике Центра арктической археологии и палеоэкологии человека, открыт Музей арктической археологии, которому присвоено имя Почетного гражданина Республики Саха (Якутия), доктора исторических наук, первого директора центра, археолога Светланы Александровны Федосеевой. Новым руководителем музея стал её ученик Николай Кирьянов.

Почему это событие можно считать значимым? Да потому что созданный благодаря усилиям второго президента Вячеслава Штырова Центр арктической археологии и палеоэкологии человека является уникальным – в нем собраны накопленные за 60 лет коллекции Вилюйской и Приленской археологических экспедиций, материалы опорных памятников всех приленских культур, весь комплекс неолита и эпохи палеометаллов Якутии. Одним словом, вся древняя история Якутии от палеолита до нашей эры. Архив музея насчитывает десятки и сотни фотоматериалов, планов, рукописей — это неисчислимое культурное, духовное и материальное наследие не только Якутии, но и всего мира.

И это наследие некоторое количество времени находилось, скажем так, между небом и землей. Светлана Александровна ушла из жизни, а Юрий Алексеевич Мочанов, её супруг и соратник, доктор исторических наук, автор выдающихся археологических открытий, бессменный начальник Приленской археологической экспедиции, работавшей с 1964 года по настоящее время, находится сейчас в Киеве, где погребена Светлана Александровна и где живут их дети и внуки. И вот музей возглавил человек, который когда-то начинал в нем работу и является учеником Мочанова и Федосеевой.

Якутия. Хангаласский улус. Местность Диринг-Юрях на реке Лена – одна из древнейших на планете стоянок первобытного человека, где найдены орудия труда возрастом 2 млн. лет. Археолог, доктор исторических наук Ю.А. Мочанов, Президент Якутии В.А. Штыров. 2002 г.

О задачах

— Меня пригласили на должность руководителя в первую очередь, чтобы была возобновлена археологическая деятельность, которая была приостановлена. Это важно, поскольку по факту наш музей представляет собой отдел, занимающийся и музейным делом, и научными исследованиями.

И если в организационном плане приходится начинать с нуля, то в научном отношении вся археологическая база сохранена и моя задача – только, что называется, «реанимировать» те приоритетные исследования, которые были поставлены в своем время Юрием Мочановым и Светланой Федосеевой.

Допустим, в своей последней книге «50 лет в каменном веке Сибири» Юрий Алексеевич в послесловии четко обозначил, как задачи нужно решать новому археологическому поколению. На основе этих планов сейчас я разрабатываю документы, планы, положения. Одним словом, нам предстоит та же трудная и кропотливая, но необходимая работа, которую вели наши предшественники. Причем, работа большая, поскольку в плане археологии именно в Якутии открываются серьезные возможности и перспективы.

Поэтому к концу года мы планируем провести «круглый стол», приуроченный к 100-летию академической археологии в России, и подвести некоторые итоги. Проанализировать, понять, что уже сделано, какой багаж у нас накоплен, и обозначить новые приоритетные научные задачи.

И, конечно, хотелось бы сделать Музей еще более доступным для всех граждан нашей страны и республики – чтобы люди знали больше о древней истории Якутии из первоисточников.

О заработках в археологии

— В 2005 году, в августе, мы проводили археологическое обследование дороги Амга-Усть-Мая под руководством Светланы Федосеевой. Мне был 21 год и я только начал работать в Центре арктической археологии и палеоэкологии человека лаборантом. Именно в этой экспедиции мне исполнилось 22 года, и в мой день рождения мы вытаскивали наши УАЗики из болота. Отлично помню этот момент: мокрые, уставшие, толкаем, грязь из под колёс… и мой день рождения. Лучшим подарком в тот день был горячий ужин из макарон (который приготовила Светлана Александровна) и чай с полведра воды, который я нагрёб из того же болотца.

Тогда я впервые познакомился с таким понятием как «хоздоговорная археология» или как сейчас бы сказали — историко-культурная экспертиза земельных участков. Это было для меня удивлением. Как? В археологии можно ещё и деньги зарабатывать? За ту экспедицию я получил 1000 рублей, так что начало было положено.

Таким образом, археологические изыскания можно разделить на две части: собственно научные, на проведение которых выделяются государственные средства, и проводящиеся в рамках государственной историко-культурной экспертизы, которые ведутся на объектах строительства, землеустройства, мелиорации и так далее на предмет наличия или отсутствия объектов культурного наследия. За эти работы платит заказчик или собственник, и если работы масштабные – то и средства выделяются  вполне приличные.

Но хочу отметить, что все-таки заработная плата для археологов – вещь важная, но не главная, поэтому в этой профессии заняты в основном люди идейные. Для меня лично в моей профессии наипервейшее значение имеет все-таки не заработок, а интерес.

 

О сложностях взаимоотношений и своем пути

— В Центр арктической археологии и палеоэкологии человека я пришел сразу после университета, который я должен был окончить еще в 2005 году, но у меня возникли трения с моим научным руководителем, археологом Николаем Николаевичем Кочмаром. Я взял академический отпуск и решил где-нибудь поработать. Так я попал в Центр, и был очень рад, так как Мочанов и Федосеева были и остаются самыми авторитетными археологами Якутии и не учиться у них, и не работать с ними было, по меньшей мере, странно. И с 2005 года по 2010 год я проработал здесь.

Меня приняли очень хорошо, у меня с ними сложились вполне доверительные отношения, насколько это возможно между ведущими учеными и еще зеленым выпускником. Я не знал об археологии почти ничего, они знали все. Они старались привить мне особую любовь к археологии, к науке вообще, и я и не сопротивлялся особо, так как мне самому все это очень интересно. С Юрием Алексеевичем в профессиональном плане вполне ладили, в силу его уже тогда преклонного возраста (старше 70 лет) на раскопе я стал его глазами и ушами, руками и ногами, и выполнял те задания и поручения, которые он сделать, например, просто физически не мог. Хотя не буду скрывать – работать с ним было сложно и непросто, так как он человек сильный, амбициозный, харизматичный и как всякий гений, имеющий свое представление о науке и в целом о жизни, часто настаивал на своем. Я не всегда мог с ним согласиться. Но я учился, впитывал, читал, выступал на конференциях.

А затем в конце 2009 года я решил уйти, можно сказать, в свободное плавание. Это тоже, кстати, вполне естественный поступок для молодого человека, который стремится к самостоятельности. Некоторое время был без работы, в какой-то момент, чтобы обеспечить семью, подумывал заняться чем-то совершенно другим. Чуть не стал продавцом картриджей для принтеров. Но к счастью в скором времени меня пригласили друзья и коллеги из Музея археологии и этнографии СВФУ и лично его директор Лилия Ленгвардовна Алексеева, за что я им очень благодарен. 

Поэтому до сих пор я в археологии, и не мыслю себя вне ее, и говорю еще раз спасибо всем моим учителям и педагогам за оказанное в свое время доверие, за поддержку и учебу. Кстати говоря, перед назначением на должность руководителя Музея я позвонил Юрию Алексеевичу, и он высказал мне свои пожелания и доброе напутствие. Для меня это было очень важно.

Не находят там, где не ищут

— Опыт работы Мочанова и Федосеевой подсказывает, что и невозможное возможно. До них в Якутии работал очень известный ученый, академик Академии наук СССР  Окладников Алексей Павлович, очень опытный человек. Но даже ему не удалось найти здесь палеолит. А Юрию Алексеевичу удалось не только обнаружить многослойные стоянки каменного века, но и сделать его достаточно подробную периодизацию. Это говорит о том, что нужно ставить конкретные задачи и, используя весь свой опыт и интуицию, уметь находить настоящие ценности древности. Потому что сотни людей ходят по одному и тому же месту, приходит сто первый и находит что-то удивительное.

— Вы хотите сказать, что у археологов помимо знания и опыта должен быть особый дар, талант?

—  Безусловно. Быть археологом – это своего рода призвание. Как и в любой науке, в археологии есть истинные ученые, что называется – избранные, а все остальные – научные сотрудники. Они могут быть докторами наук, профессорами, академиками, но все-таки – научными сотрудниками. Но труд научных сотрудников не менее, а даже более важен, потому что именно они делают 90 процентов всей черновой работы, которую потом использует гений и делает великие открытия, видит и открывает то, что недоступно остальным. У Юрия Мочанова этот ген «гениальности» явно выражен, и это признается очень многими, даже его оппонентами и просто завистниками, у него невероятно мощная интуиция в плане нахождения памятников археологии, он это «чувствует». Найти палеолит – уже достижение, а найти все стадии палеолита, от древнейшего до позднего – достижение в кубе.

— А какая ваша самая заветная мечта как археолога?

— Обнаружить палеолитического человека – современника мамонта, живущего примерно 9-10 тысяч лет назад, а то и ранее. Юрий Алексеевич мечтал об этом и много работал, но, к сожалению, не довелось. Это очень амбициозная задача, но не такая уж неосуществимая. Кости мамонтов мы же находим. Наверное, нам пока просто не хватает везения. А может, палеолитического человека уже нашли, но пока не определен его возраст и он пылится где-нибудь в запасниках. Кому-то должно повезти, надеюсь, что нам (улыбается).

Об интересных находках

— Когда я работал в СВФУ, мы совместно с французскими коллегами из университета Тулузы каждый год принимали участие в международном проекте по изучению якутских погребений. Проекту этому уже 16 лет, последние 8 лет я был в активе группы. В 2016 году нам удалось найти захоронение 17 века взрослой женщины в Хангаласском районе, в местности Ат-Быран (или по—другому, Ат-Дабан, Туекёй Муран). Это была, видимо, богатая женщина 40-50 лет, азиатка. В ее захоронении найдено много сопроводительных вещей. Причем, есть вещи русского происхождения, например, сургучные перстни и эмалированный нож сольвычегодских мастеров Архангельщины, они относятся к 17 веку. А это означает, что она была современницей потомка Тыгына Мазары Бозекова.

Но одним из самых значимых открытий, к которому я причастен, произошло во время раскопок на Вилюе. Тогда я состоял в экспедиции Центра арктической археологии и палеоэкологии человека, когда в 2005-2009 гг. раскапывалась стоянка Мунгхарыма, где в большом количестве содержатся уникальные двусторонне обработанные каменные орудия — бифасы. Этот памятник датируется возрастом от 50 до 150 тысяч лет, то есть это очень большая древность и для меня было настоящим шоком взять в руки каменное орудие, которое пролежало в земле десятки, а может и сотни тысяч лет. Кстати говоря, именно здесь, на Вилюе, я планирую возобновить раскопки, так как считаю их перспективными с точки зрения науки.

— Какие эмоции вы испытываете, когда удается найти что-то по-настоящему ценное?

— Это сложно описать словами. Восторг, удивление, радость. И вот именно эта радость открытия есть величайшее наслаждение для археолога. Ради этого момента можно работать, не покладая рук, порой в сложнейших условиях. Но когда в результате ты находишь ценную в историческом плане вещь… с этим чувством мало что может сравниться.

 

О миссии историка и археолога

— Я вижу для себя еще одну цель как историк, археолог – стать источником правдивой информации для людей. В современном мире, с его информационной доступностью, вокруг археологии блуждает очень много мифов. Для меня важно донести до людей правду. Ведь очень важно передать будущему поколению максимально неискаженную информацию о том, как развивались люди, жизнь до них. Люди должны знать и понимать свое прошлое, на основе фактов, чтобы верно оценивать его. А если они будут пользоваться и «питаться» мифами с РенТВ, то так можно очень далеко зайти. Как, например, сегодня это происходит в Европе, в Украине. Если люди не знают свою историю, ими можно легко манипулировать и вводить их в заблуждение. Этого нельзя допускать. Знание истории – прививка, иммунитет от национализма, шовинизма, и прочей ереси, которой сегодня так много вокруг.

Справка

Палеолит — первый исторический период каменного века с начала использования каменных орудий до начала появления керамики и появления производящего хозяйства (скотоводства, земледелия), начался приблизительно 3-2 млн лет назад и закончился около 10 тысяч лет назад, с окончанием последнего ледникового периода

Справка

Указом от 15 апреля 2004 Президент Республики Саха (Якутия) Вячеслав Штыров, постановил создать при Академии наук Республики Саха (Якутия) Центр арктической археологии и палеоэкологии человека. Директором Центра была назначена Светлана Федосеева.

Справка

В 1982 году в научном мире произошла сенсация. Археологи Юрий Мочанов и Светлана Федосеева открыли на правом берегу Лены в 140 км выше Якутска на высоте 105-120 метров стоянку древнейшего палеолита — Диринг Юрях. Они нашли в глубине террасы возрастом 2,5 миллиона лет скопление кварцитовых предметов и наковален, отбойники и другие орудия, возраст которых ими оценивается в несколько миллионов лет. Если подсчеты ученых верны, то существующая в мире концепция о прародине человечества должна быть в корне изменена.

Ольга Фомина

Источник: https://sakhalife.ru/ponyat-proshloe-chtobyi-zhit-v-budushhem/.

Юрий Шипицын: «Назрела необходимость выработки новых направлений развития арктической территории республики»

В феврале 2018 года Арктический научно-исследовательский центр Академии наук РС (Я) возглавил Юрий Шипицын, до того работавший заместителем министра образования и науки республики. Этот переход многие связывали с усилением роли АНИЦ в развитии якутской науки, ее арктического направления. Спустя год мы встретились, чтобы узнать – что из намеченного тогда получилось.

Четыре направления одного Центра

— Юрий Александрович, с февраля прошлого года вы возглавляете Арктический научно-исследовательский центр Академии наук Республики Саха (Якутия). Что удалось сделать за прошедший период времени?

— Нужно отметить, что начали мы не с пустого места. В этом году исполняется 15 лет Центру арктической археологии и палеоэкологии человека, созданного знаменитыми учеными Юрием Алексеевичем Мочановым и Светланой Александровной Федосеевой. На базе этого Центра мы и были созданы, но направления нашей деятельности в соответствии с государственным заданием были расширены. АНИЦ занимается, помимо археологии, изучением социально-трудовых отношений, исследованиями экологии среднего течения реки Лена, охватывающего бассейны рек Вилюй, Алдан, т.е. довольно обширной территории республики, которая во многом формирует экологию якутской субарктики. И четвертое направление это изучение перспективных проектов, которые можно реализовывать для развития Арктики так, чтобы ее жители и в целом территории чувствовали себя комфортно. Для этого формируется научно-технологическая платформа «Арктика», заключены соглашения с лидирующими вузами и институтами. Это Арктический и Антарктический научно-исследовательский институт, Российский государственный гидрометеорологический университет и другие ведущие научно-исследовательские учреждения.

Платформа для людей

— Вы упомянули проект «Научно-технологическая платформа «Арктика», разработку которого АНИЦ начал в прошлом году. Что он в себя включает и на каком этапе его реализация находится сейчас?

— В России есть немало научно-технологических платформ. Это не некое место, объект или институт, а скорее сообщество ученых, которые ведут свои разработки в одном направлении. Нами такая идея взята за основу. На этой платформе планируем создать пул ученых, объединить научные и технологические, инновационные разработки, которые достойны применения в Арктике с точки зрения потребностей этой территории и людей, которые там живут. Предстоит выбрать и объединить те проекты, которые либо готовы к реализации или находятся в высокой степени готовности, либо точно нужны с точки зрения реализации национальных проектов.

Это касается прежде всего комфортной жизни северян. Нужно сохранять и увеличивать численность населения арктических районов республики. Хотя бы в интересах геополитики. А для этого нужны комфортные условия, гарантии жизнеобеспечения, транспортная доступность, много других факторов. Но пока изучение всех этих направлений деятельности не собрано воедино, вот этим Центр и должен заняться.

— Реализация ряда проектов НТП «Арктика» предусматривает полный отказ от привлечения людских ресурсов для работы в этом регионе. По задумке разработчиков их заменят роботы. А как учтены в проекте и за счет чего будут развиваться ныне существующие там поселения?

— Технологическое развитие продолжается, прогресс не остановить. А в огромном арктическом регионе люди больше нуждаются сохранении и развитии своего традиционного, комфортного для них уклада жизни, ее территории. И в рамках этой платформы мы находим понимание, что можно делать одно, не мешая другому. Есть достаточно наработок, которые позволяют в это производство местное население не втягивать. В удобной для них форме, при желании – да, привлекать. Мы понимаем, что в Арктике будет добыча нефти, газа, редкоземельных и драгоценных металлов, но это надо делать локально, экологично и грамотно, без нарушения хрупкой арктической экосистемы. Такое возможно с использованием роботов и мини-заводов. Допустимы работающие на рациональных технологиях производства, минимально контактирующие с окружающей средой. Они позволят не тратить огромные деньги на создание сопутствующей инфраструктуры, чтобы не создавать угрозы для экосистемы и избегать удорожания проектов. Роботам не нужна еда, комфорт, они выполняют свои задачи в тех условиях, для которых созданы. Технологии роботизированной добычи полезных ископаемых отработаны и при их использовании человек и окружающая его экосистема подвергаются минимальному влиянию. Производственники принесут с собой интернет для дистанционного управления, надежное энергоснабжение, транспортные коридоры. Эти возможности послужат более комфортной жизни местных жителей, также они смогут участвовать в управлении такими производствами, мониторить их процессы.

С перспективой на Арктику

— Помимо чисто арктических проблем АНИЦ занимается и более общими направлениями науки – экология и социально-трудовые отношения.

— Передача нам экологического направления деятельности была правильным решением. Потому что наиболее ранимые с точки зрения экологии регионы – арктические. И те процессы, которые там начинаются сейчас, в городских агломерациях находятся на самом пике. Все мы знаем о деградации вечной мерзлоты на территории Якутска, о загрязнении воздуха, городских озер. Эти процессы в городе идут в ускоренном режиме. И здесь их можно изучать с тем, чтобы понять, как они будут протекать в Арктике через некоторый промежуток времени при определенных условиях. С перспективой на сто-двести лет.

Не секрет, что федеральные и зарубежные институты проводят очень много исследований на арктических территориях. Те же японцы изучают процессы, которые происходят у нас на Колыме. И отчасти переносят этот опыт на свои острова. Они смотрят как будет изменяться прибрежная морская линия в процессе большого периода времени.

Сейчас исследования наших экологов расширились, они выходят в долины, т.е. появляется некая цепочка научных знаний, позволяющая по известным индикаторам создавать общую картину. В марте начнем изучать процессы загрязнения снега. Сможем понять его основные причины, установить откуда оно происходит. Идет изучение растительности, насекомых. Вся эта цепочка вырисовывает общую картину почему так и как будет дальше, и как сделать, чтобы было по-другому. А ведь формирование экосистем, которое происходит в среднем течении реки Лена во многом характеризует то, что происходит в арктической части, ведь река влияет на большую часть якутской Арктики.

Еще одно направление нашей деятельности, социально-трудовые отношения, это признанная научная школа и здесь то, что было накоплено и изучено годами опять же можно трансформировать для арктических регионов. Посмотреть изученные процессы с точки зрения демографии, социокультурных отношений, взаимодействия разных регионов Якутии. Сложились ясные, вполне понятные картинки. Отбрасывая некоторые нюансы, можно понять основное ядро происходящего и использовать накопленный опыт состоявшейся научной школы. Чтобы принимать научно обоснованные решения и избегать непродуманных последствий, ненужных процессов.

«Следующая очередь – наша»

— Многие ученые полагают, что происходящая цифровая революция в ближайшем будущем позволит снизить значимость факторов, ограничивающих в настоящее время развитие Арктики – географическую удаленность, неразвитость инфраструктуры, сложности климата и т.д. Она даст новые возможности для промышленного и производственного освоения региона. Разделяете ли вы такие мнения и что, на ваш взгляд, станет первым толчком для развития Арктики?

— Развитие всегда идет от простого к сложному. Сейчас мы имеем потребность прежде всего в энергоресурсах, к ним можно причислить уже и воду. Общеизвестно, что большая часть населения Земли живет на маловодных территориях. Это несет и некоторую геополитическую напряженность. И каждому делу приходит свой черед. Месторождения нефти и газа в Арктике какое-то время назад разрабатывать было невыгодно и сложно из-за отсутствия необходимых технологий. Но теперь подходит их черед. Технологии за это время значительно развились. Мы переходим уже в пятую революцию производительных сил, т.е. безлюдные производства, цифровизация и автоматизация процессов. И это уже не фантастика, а конкретные технологические решения. Соответственно соотношение себестоимости добычи того же барреля нефти или кубометра газа с учетом рентабельности дают возможность работать. Я понимаю, что европейская часть российской Арктики развивается намного быстрее, в силу инфраструктурных возможностей, более благоприятного климата, но движение идет и у нас. Мы видим успех Ямала и следующая очередь наша. Надо готовить инфраструктуру, приемные порты. Тикси в связи с этим обсуждается, Черский (морской порт Зеленый мыс – ред.). На Оленьке это возможно. Необходимо налаживать транспортные коммуникации с Южной и Центральной Якутией, которые помогут активно развивать арктические территории. Как известно, кто владеет Арктикой – тот владеет миром.

— Отношение к Арктике в последние годы сильно изменилось. На это повлияло ее геополитическое положение, наличие огромных запасов полезных ископаемых, транспортные возможности и др. В республике в конце прошлого года было создано новое Министерство по делам Арктики. Встречались ли вы с его руководством и как, по вашему мнению, его создание может повлиять на развитие арктической науки?

— Встреча с Александром Александровичем Саввиновым была. Провели ее вместе с президентом Академии наук РС (Я) Игорем Иннокентьевичем Колодезниковым. Прежде всего рассказали, чем занимаемся и услышали те проблемы, на решение которых нацелил министерство глава республики. В наше время соединение науки и реальной экономики становится все более плодотворным. Развиваются прикладные научные исследования, внедренческие, инновационные технологии, это все говорит о том, что довольно большой разрыв между фундаментальной наукой и реальной экономикой сокращается. Поэтому мы должны помочь министерству реализовать те планы, которые поставлены республикой и которые являются вызовом сегодняшнего дня.

В 25-30-х годах первые комплексные научные исследования, проведенные по инициативе тогдашнего молодого руководства новой республики дали почти столетний толчок якутской науке. Сейчас наступает следующий этап. Потому что изменилась сама система мироустройства, появились новые задачи. Если раньше достаточно было развивать добывающую промышленность, которой до того не было, ведь наша республика, да и вся страна была аграрной, сельскохозяйственной, с традиционными охотничьими и собирательскими промыслами. На смену этому пришла индустриализация. Она привела к достижению нового, достаточно высокого по меркам того времени уровня жизни населения. Сейчас назрела необходимость координации научных исследований, выработки новых направлений. Как научный центр, учрежденный главой республики для координации усилий, мы должны организовать новый шаг в развитии ее арктической территории.

Форум идей и дел

— С 5 по 7 декабря 2018 года в Санкт-Петербурге проходил VIII-й Международный форум «Арктика: настоящее и будущее», Вы тоже принимали участие в его работе. Каковы его итоги, что интересного оттуда удалось привезти?

— Это был двухдневный форум, очень интересный и представительный. Первое, конечно, это высокие технологии. Мне, инженеру по образованию, было интересно познакомиться с новыми разработками, увидеть, куда и насколько мы продвинулись. Автономные атомные электростанции, новые типы морского транспорта, современные добывающие платформы, новые системы обеспечения безопасности жизнедеятельности в Арктике и много другое. Вторая половина форума это обмен идеями и направлениями. Очень сильно впечатлило общение с коллегами из Арктического и Антарктического научно-исследовательского центра. Сколько исследований они провели! И как много можно познать из изучений температуры воды и воздуха, стратосферы, почвы и т.д. Такие данные позволяют делать очень серьезные выводы, касающиеся не только развития территорий, но и всей планеты.

Форум большой и на всех площадках побывать не удалось, но его резолюция дает следующий шаг в развитии и хорошо, что он проводится ежегодно. Конечно, какие-то вещи реализуются быстрее, какие-то медленней, но общее движение идей и дел позволяет понимать куда мы развиваемся, что не так и где надо объединить усилия.

Форум позволил познакомиться со всем спектром научно-исследовательских институтов и отраслевых университетов. Удалось плотно пообщаться с коллегами, которые работают над проблемами арктических территорий долгие годы. Все-таки объединение усилий позволяет не делать лишних затрат, не повторять чужих ошибок. Контакты налажены, начата работа над первостепенными задачами.

О сотрудничестве и планах

— В декабре 2018-го Академия наук РС (Я) объявила о продолжении программы комплексных научных исследований, направленных на развитие социально-производительных сил республики. Как в этом участвует АНИЦ?

— Комплексные научные исследования проводятся уже третий год. Наша республика в соответствии со Стратегией социально-экономического развития до 2032 поделена на 5 зон и одна из них это Арктика. Как раз первый этап [исследований] позволил зафиксировать ситуацию на территории республики путем анализа пяти экономических зон, сделать определенные выводы. [Накоплен] огромный материал, переработан силами Академии наук. Этот аналитический опыт позволяет нам формировать направления и тематики по которым будем работать, есть оценка по арктической зоне. Куратором является Академия, в ближайшее время она доведет нам темы [научных работ].

— В январе этого года на базе ряда научных институтов республики был создал Федеральный исследовательский центр. Каким вы видите сотрудничество с ним?

— Федеральный исследовательский центр (ФИЦ) создан в рамках реформы Российской Академии наук, преобразования структур которой проходят во всей России. И мы постоянно находимся в контакте с коллегами из научных организаций различного подчинения. Сейчас утвердят структуру ФИЦ и госзадание, с его учетом мы и начнем сотрудничество.

Последний вопрос о планах учреждения на 2019 год.

— Во-первых, будем выполнять трехлетнюю программу принятую для АНИЦ в рамках госзадания Правительства республики. Во-вторых, совсем недавно мы создали отдел и назвали его «Музей арктической археологии имени Светланы Александровны Федосеевой». Сформирована его структура, кадровый состав. Реализация этого направления имеет два ключевых момента: продолжение музейной деятельности, изучение огромного пласта исследований, которые были сделаны Юрием Алексеевичем Мочановым, Светланой Александровной Федосеевой. Пока в музее есть лишь малая толика того, что было ими сделано. Безусловно его надо расширять, выводить на новый уровень Поэтому идет дальнейшее формирование коллекции и ее оформление в форме ведомственного музея. В рамках этого же отдела планируем дальнейшие археологические исследования. Есть идеи, которые хотим реализовать. Среди них – формирование каталога писаниц, потому что они исчезают на наших глазах. Необходимо их сфотографировать, сделать 3D модели и сохранить для потомков.

Ну и четвертое направление нашей работы, о котором я уже говорил. Мы рассчитываем сформировать научно-техническую платформу и проводить исследования совместно с крупными отраслевыми институтами, подтянуть их под интересы республики.